На суде по делу особиста СК Максименко прозвучали сенсационные показания

0
13

Брал или не брал — вот в чем вопрос. Эту переделанную на современный, коррупционный лад цитату из «Гамлета» повторяют из уст в уста сотрудники Следственного комитета, обсуждая ход судебного процесса над бывшим главой УСБ СК Михаилом Максименко (он подозревается в получении мзды от авторитета Шакро Молодого). Кстати, судьбоносный вопрос по поводу получения взятки касается не его, а начальника Главного управления СКР по Москве Александра Дрыманова. И вот вчера на очередном заседании в Мосгорсуде прозвучало роковое «брал». Правда, фамилия Дрыманов в одном предложении со словом «взятка» названа не была, что оставляет сановнику СКР минимальную возможность для маневра.


фото: Кирилл Искольдский

Во вторник, 6 марта, гособвинитель Борис Локтионов заявил, что собирается изучать письменные материалы дела. В одном из томов содержался очень интересный рапорт начальника третьего отдела Следственного управления ФСБ полковника Михаила Савицкого. Он докладывал руководителю СУ генерал-лейтенанту Михаилу Шишову, что обвиняемый первый заместитель руководителя ГСУ СКР по Москве Денис Никандров заключил досудебное соглашение в октябре 2017 года. И в рамках соглашения признался, что в мае 2016 года в здании управления СК на старом Арбате передал «своему непосредственному начальнику» (фамилия не названа, хотя этим человеком является Дрыманов) взятку в более чем 9,8 тысячи евро (725 тысяч рублей) за содействие в его назначении на должность заместителя и общее покровительство по службе. При этом деньги находились в латвийском банке. Чтобы шеф мог ими беспрепятственно воспользоваться, Никандров также передал ему банковскую карту и телефон марки Apple с настройкой личного кабинета банка.

При оглашении материалов сначала фамилия руководителя обвиняемого не звучала. Лишь позже прокурор Локтионов все же произнес «Александр Дрыманов», причем достаточно громко. По его словам, следователи ФСБ усмотрели в действиях главы столичного СК Дрыманова признаки преступления по статье 290 УК РФ «Получение взятки», а в действиях Никандрова — по статье 291 УК РФ «Дача взятки». Но для возбуждения уголовного дела на столь высокопоставленное лицо, обладающее особым правовым статусом, требуется согласие руководителя СК РФ Александра Бастрыкина. А он, судя по всему, согласия так и не дал. Несмотря на все перипетии, генерал Дрыманов продолжает трудиться на высоком посту.

Хотя сотрудники управления «М» ФСБ буквально рыли землю, чтобы подтвердить показания Никандрова. Напомним, осенью 2017 года у Дрыманова прошли обыски в рабочем кабинете, дома и на даче. В результате у следователя якобы нашли безымянные банковские карточки, на которых находились крупные суммы, превышающие его официальные доходы. После этого чекисты даже направили в администрацию президента ходатайство об увольнении руководителя СК по Москве, но в итоге успеха в этом деле не достигли. Так что и вчерашние показания, озвученные в Мосгорсуде, — уже гроза, но еще отнюдь не буря.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

9 + 3 =