Скип сборной России о неудаче в Корее и «вопросе» Крушельницкого

0
19

Скип сборной России готовится к новым турнирам. С Олимпиадой не получилось, и, кажется, боль эта не утихает. Виктория Моисеева как капитан команды на Играх в Пхёнчхане вынуждена каждый раз в уме снова и снова прокручивать, почему так все неудачно произошло. Ее вид спорта — шахматы на льду плюс физические законы. Увы, не все они почему-то работают одинаково для всех.


фото: Геннадий Черкасов

— Вита, отошли немного от неудачи?

— Немного… Стараемся подготовиться к чемпионату мира, если именно наша пятерка поедет на него.

— Многие люди из мира керлинга говорят, что вам просто не хватило опыта таких глобальных соревнований… Чем для вас стала Олимпиада?

— В плане программы она оказалась скомканной. Мы же приехали после открытия, а уехали до закрытия. И, кроме катка и Олимпийской деревни, ничего не увидели. Даже если у тебя одна игра в день, то она приходится на середину этого дня. Ну, то есть ни до, ни после ты не успеешь ни посмотреть ничего, ни отвлечься. Да мы и не хотели далеко уезжать, боролись за результат до последнего.

— В сравнении с чемпионатами мира — весьма нестабильный ритм.

— Да, по две игры в день, потом два дня отдыха. Но тогда нам все же давали «раскатку» по полчаса. Между утренним и дневным туром. Не во время официальных стартов, конечно. Нам давали окна.

— Многие авторитетные эксперты в числе причин неудач называли лед…

— Да. Лед отличался от европейских дорожек. На чемпионате Европы-2016, который мы выиграли, легко было поставить щетку, угадать «вес», как мы говорим. Здесь он коварный был, непредсказуемый в плане скорости. И в середине турнира решили снова шлифовать камни. Это делается обычно перед соревнованиями. Конечно, нас в итоге предупредили, но все внутренние настройки сбились: мы привыкли к одному, а получилось другое. Были ошарашены, если честно.

— Но швейцарка Сильвания Тиринзони ведь справилась!

— Я согласна: лед для всех один, но выходит, да, Сильвания справилась. И шведка Анна Хассельборг, которую мы побеждали много раз, с медалями в отличие от нас. Их ожиданиям ничто не помешало, а наши обернулись проблемами.

— Вита, это как у футболистов, только наоборот: наши ожидания — наши проблемы… Без обид.

— Да какие обиды! Ни в коем случае. Мы же хотели добиться результата. И вы это прекрасно знаете.

— Корею увидели?

— Нет. Но впечатление сложить удалось. Люди приветливые. Они, как правило, если видели русских, фотографировались. Честно: злобного настроя от хозяев никогда не было заметно. И еда, и питание, и трансферы — все по расписанию. Столовая в «олимпийке» работала 24 часа. Жили вчетвером, почти все вместе. Только Юля Портунова вечерами на раскатку ходила, поэтому обитала отдельно, чтобы не будить нас порой. Наша сборная работала не хуже остальных, все было организовано прекрасно.

— Многие связывают ваши неудачи с историей Александра Крушельницкого. Допинг, тем более такой нелепый, в керлинге?

— Мы все были в шоке. Когда узнали, не могли и поверить, что это в нашем виде спорта. Мы все знаем Сашу сто лет. Как он к успеху шел долго! Как он постоянно доказывал, что должен ехать на Олимпиаду! Его часто ведь куда-то не брали. И я говорю: не мог этот человек совершить глупость. Он образованный, спокойный, мы в медицине очень осторожны. И тем более эта история, обидная для нас. Мы ведь плакали от счастья, когда они выиграли «бронзу». Это был прорыв всего керлинга страны. А потом — прямо руки опустились.

— Вита, верите, что медаль заберем обратно?

— Мне сложно сказать, я не юрист. Но если есть хоть крошечный шанс, бороться надо! После этой истории, хоть нас и пытались оградить от нее (это в современном мире очень трудно), — нам испортили турнир. Та игра против Швейцарии случилась сразу после. Мы пытались уснуть — бесполезно. Настроение — на нуле. Начали набрасываться репортеры. Выходишь из автобуса на игровую сессию — стоишь под камерами, ото всех просьба дать комментарии. Это было предсказуемо, конечно, но испортило нам настрой.

— И это были иностранцы?

— В основном да. Они задавали вопросы и про нас, и про Сашу Крушельницкого, про его якобы допинг. Я спортсменка олимпийской сборной и давно изучила себя: не страдаю паранойей, не ощущаю слежки за спиной, но сейчас и это ко мне пришло. Страшно. Но верю, что пройдет. Дело еще и в том, что я разочаровалась в некоторых соперницах, которые прежде мне искренне улыбались. Ладно. Это их личное дело. А вот та же Тиринзони, которая неоднократно сказала, что их команда не сомневается в честности всех россиян, — порадовала. А ведь она по характеру всегда была очень закрытая.

Спасибо тем, кто поддержал. А кто нет… Бог им судья. А жизнь продолжается…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

1 + 1 =